Первое что бросается в глаза и вызывает недоумение, когда приезжаешь в Триест – это «неправильная» архитектура. Многие города Средиземноморья и сегодня несут на себе следы венецианского владычества. Венецианский лев, Часовая башня, колокольня собора Святого Марка, узкие улочки – копии этих визитных карточек Венеции нередко встречаются в городах и крепостях Хорватии, Словении, Крита. А в Триесте – городе, расположенном в 160 км (по трассе) от Венеции и бывшем почти два века под ее властью, ничего венецианского, а стало быть итальянского, нет. Может поэтому говорят, что Триест самый нелюбимый итальянцами город. А судьба у него была не простая.

Историческая справка

Город был известен под именем Тергест ещё во времена античной Римской империи. Первые крепостные стены были возведены в 33 году до н.э. В средние века (1202-1382 гг.) Триест находится под владычеством Венецианской республики. С 1382 г. становится главным и практически единственным портом Австро-Венгрии. Произошло это, т.е. переход города в новое качество, по желанию жителей, т.к. они давно тяготились «опекой» венецианцев и присягнули на верность императору из династии Габсбургов. Годы пребывания в составе Австро-Венгрии бурным развитием для города сначала не отличались. Ситуация изменилось с объявлением в 1719 г. Триеста вольным имперским городом. Началось его активное развитие. За период пребывания города в таком статусе, до 1891 г. численность его населения увеличилась в 27 раз. Но складывалась неоднозначная ситуация. На территории одной из коронных земель Австрии более двух третей жителей составляли итальянцы.

Это интересно. Конец XIX века и бурные события XX века не раз кардинально меняли судьбу города. От Австро-Венгрии город, по итогам первой мировой войны, перешел к Италии. В 1943-1945 был оккупирован Германией. 1945-1947 гг – находился под управлением англо-американских военных властей. А с 1947 по 1954 гг под их же контролем существовала Свободная территория Триест.

Наконец, по итало-югославскому договору в 1954 г Триест и прилегающие к нему северные территории отошли Италии, а южные – Югославии. Последние, после распада единого государства, разделили Словения и Хорватия.

Космополитизм или добрососедство

Все эти исторические метаморфозы не могли не оставить заметный след на социально-политической действительности современного Триеста. Другие, нормальные туристы, послушав гида и сделав несколько кадров с помощью какого-нибудь гаджета, двигаются дальше. Я же пытаюсь хотя бы поверхностно познакомится с чем-то, характерным для места пребывания.

Перекресток

Специалисты подтверждают, что практически на всех сторонах жизни города – архитектуре, культуре, быту, гастрономии и т.д. проявляются различия в немецком, словенском и итальянском менталитете. И видимо власти это учитывают. Ведь даже официальных языков здесь четыре: словенский, итальянский, немецкий, ладинский (именно через букву «д». Относится к группе романских языков, носителями его являются 30-35 тыс. человек, проживающих на севере Италии). А город при этом живет и развивается. И это здорово.

К сведению! Триест не единственное место в мире, где тесно переплетаются интересы представителей разных национальностей. Далеко не всегда в таких местах – мир и благодать. А вот Триест за свою историю, неоднократно переходя из рук в руки, к счастью практически никогда не становился ареной боевых действий. Во всяком случае таких, которые оставили бы заметный след в истории.

Из Триеста в Мирамаре

Такие около философские размышления рождаются в свободное время. А оно (около полутора часов) как раз и появилось по пути из Порторожа (Словения – место нашего отдыха) в Триест, куда мы поехали на обычном рейсовом автобусе.

На основании, полученной заранее информации, решили по прибытии в Триест сразу отправиться в замок Мирамаре, а потом знакомиться с городом. Благо, что все оказалось рядом. Все – это автовокзал, ж.д. вокзал (для полноты картины) и остановка городского автобуса по маршруту, конечным пунктом которого – Мирамаре-парк.

Замок находится километрах в десяти от центра Триеста на берегу бухты Гриньяно. Построенный в средневековом шотландском стиле по проекту К. Юнкера в 1856-1860, сейчас он является одной из самых знаменитых достопримечательностей северной Италии. Первыми владельцами замка были австрийский эрцгерцог Максимилиан и его супруга Шарлотта Бельгийская. С 1863 по 1918 гг. здесь размещалась резиденция Габсбургов. В дальнейшем замок стал собственностью Италии.

Мирамаре – смотрящий в море. Таким – смотрящим в море, замок был задуман. Таким – смотрящим в море, он был построен. Таким же – смотрящим в море, он предстает сегодня перед туристами. Замок гармонично вписался в скалисто-морской ландшафт и теперь не сильно, но заметно доминирует над окружающим побережьем.

Сейчас замок открыт для посещения туристами. Но нас гораздо больше чем убранство его помещений, заинтересовали 22 гектара (ну не все, конечно) парка, окружающего замок. Огромный зеленый массив трудно отнести к конкретному, английскому ландшафтному или французскому регулярному, стилю. Скорее всего это сознательное смешение двух классических вариантов. Особенно привлекательной территория парка является благодаря такой «небрежной ухоженности», природной чистоте, а не искусственно вычищенным дорожкам. Естественно, в парке присутствуют многие часто используемые элементы садово-паркового дизайна: беседки, лавочки, скульптуры, фонари, каскадные лестницы.

Можно долго было еще гулять по парку, но извечный бич туристов – цейтнот давал о себе знать.

Триест. Новый город

Я был немного не правым, говоря об отсутствии итальянского (венецианского) следа в Триесте. Историческая часть города, которая начинается сразу от вокзала (просто мне так удобней рассказывать), состоит из Старого города – римско-венецианской части и Нового – «Терезианский квартал». Старый город – руины древнеримского театра и фрагменты небольшой венецианской крепости – интересен только как подтверждение исторических этапов в жизни города. А Новый город и есть – историческая часть, австрийская эпоха, место, для знакомства с которой приезжают туристы.

Площадь Единства Италии

В исторической части любого города есть «печка, от которой надо плясать». Триест – не исключение. Здесь такой отправной точкой является Площадь Единства Италии. Появилась она в XVIII веке на месте старых портовых построек. Сначала называлась площадью Святого Петра, затем была переименована в Большую, а современное название получила в 1918 г., после присоединения Триеста к Италии.

Не стану заострять внимание на непроверенных данных о том, что площадь самая большая не то в Европе, не то даже в мире. Размеры ее действительно впечатляют, но особенность ее в другом. Если в большинстве городов площади с четырех сторон окружены строениями, стенами или еще чем-то, то площадь в Триесте одной из сторон выходит прямо в море.

На площади находятся главные здания города. Центральное место занимает здание Ратуши. Нынешний вид Ратуша имеет с 1875 года. Здание венчает башня с часами на которой бронзовые мавры с определенной периодичностью бьют в колокол. Перед Ратушей Фонтан Четырех Континентов (Австралия еще не считалась), символизирующий Триест как главные морские ворота для кораблей со всех континентов. По углам фонтана фигуры (говорят женские, но есть и другая версия, которая мне больше нравится) олицетворяющие Африку – мавр и лев, Азию – азиат и верблюд, Америку — индеец и крокодил, Европу – европеец и лошадь. Парящая над всем этим комплексом женщина – Триест.

Ещё один, заслуживающий внимания, объект на площади – памятник в форме стелы, которую венчает фигура императора Карла VI. Его роль в развитии города трудно переоценить. Именно он в 1719 году дал ему статус имперского вольного, что столь положительно сказалось на судьбе Триеста. В 1713 г. он издал «Прагматическую санкцию», которая кардинально изменила закон престолонаследования, в результате чего его дочь — Мария Терезия стала императрицей Священной римской империи и правительницей Австрии, Венгрии, Богемии, Хорватии и Словении. Она сыграла значительную роль в жизни Триеста.

В отношении других зданий на площади ограничусь только названиями. Здание Муниципального парламента, в котором раньше размещалась страховая компания. Дом правительства – самое молодое здание на площади (1904-1905 гг.)

«Отсутствующая» сторона площади представлена замечательным видом на залив и порт. Здесь маяк, построенный в память о моряках, погибшим в годы Первой мировой войны и композиция, посвященная присоединению Триеста к Италии – моряк, поднимающий флаг страны над городом.

Соборы и храмы Триеста

Размышляя о добрососедских отношениях между жителями Триеста, вне зависимости от национальной принадлежности, я сознательно не затрагивал религиозную составляющую города. Знакомство с этой частью Триеста дает основания утверждать, что межконфессиональных противоречий здесь, к счастью, нет. Вот только те храмы и церкви, с которыми удалось познакомиться хотя бы визуально:

  • Кафедральный католический собор Сан Джусто (XIV века);
  • Храм Святого Антония, который воздвигнут в конце Грант канала (1840 г.). Здание выглядит скорее, как театр, чем как храм;
  • Греческая православная церковь Святого Николая (1787 г.);
  • Сербская православная церковь Святого Спиридона (1861-1885 г.);
  • протестантская церковь Святого Сильвестра (XI-XII века);
  • евангелистская лютеранская церковь (1778 г.);Большая синагога (1912 г.).
Кафедральный католический собор Сан Джусто

Гранд канал

Полноценной альтернативой площади Единства Италии, как главной достопримечательности города, можно считать Большой или Гранд канал Триеста, задуманный и созданный по инициативе императрицы Марии Терезии Австрийской. К Венеции канал отношения не имеет. Он был прорыт в середине XVIII века от моря до площади Святого Антония. Длиной в 333 метра и шириной в 16 метров, оборудованный двумя разводными мостами, канал был судоходным и принимал купеческие суда.

К сведению! Сейчас канал выполняет свою вторую функцию, украшает так называемый «Терезианский квартал». Название более, чем обоснованное, ибо именно благодаря стараниям Марии Терезии, правительнице просвещенной, популярной и дальновидной, город из рыбацкой деревни стал превращаться в модную летнюю резиденцию австрийской знати, этакое место обязательной «тусовки».

Набережные по обеим сторонам канала, широкие улицы, проходящие параллельно и перпендикулярно ему, застроенные многоэтажными зданиями, с неповторяющимися, эксклюзивными фасадами.

Общая тенденция застройки такова. Первые этажи с высокими окнами-витринами без архитектурных излишеств (чтобы не отвлекать внимание) предназначались под магазины и рестораны. Верхние этажи, наоборот отдавались на откуп художникам и скульпторам для всевозможных украшений из лепнины, декоративной отделки и пр.

Интересный факт! Отдельные здания в этой части Нового города отданы под административно-хозяйственные и культурные учреждения, некоторые носят имена своих владельцев. Например, на Биржевой площади напротив фонтана Нептуна находится красивейшее здание городской биржи города. Как говорится – угадай с трех раз…

Или дворец Гопчевич (XIX век), который находится на берегу канала – одно из самых красивых зданий. С 1924 года в нем работает Театральный музей Карла Шмидле.

Дворец Карчотти, греческого купца. Ныне собственность муниципалитета. Наверное, купец подарил дворец городу, или продал за «недорого». Хороший человек. Иначе зачем его имя запоминать? А совсем рядом театр Дж Верди.

Мощно и надежно смотрятся здания Национального банка и, не менее важной для торгового города, крупной страховой компании.

Словом, замысел Марии Терезии был претворен в жизнь (конечно, не скромно давать оценку императрице). Из рыбацкого селения на холме Святого Юста Триест превратился в красивый город – административный центр провинции Фриули-Венеция-Джулия. Но провинции другого государства.

Логотип Яндекс.ДзенДля тех, кто хочет читать наши новости в мобильной версии, оперативно следить за публикациями, подписывайтесь на наш канал в Яндекс-Дзен